Предыдущая страница
Следущая страница
Белёв - крупный торговый центр
первой половины XIXв.

Знаменитым городом Тульской губернии, первым после Тулы по числу купечества, обывателей и по обширности торговли, в конце XVIII - первой половине XIX в., авторы экономико-географических и статистических описаний называли уездный город Белев. Выгодное географическое положение города на судоходной Оке близ границы, разделяющей хлебородную и потребляемую полосы Центральной России способствовало включению его наряду с Орлом и Калугой в сферу верхнеокской торговли еще на заре всероссийского рынка.

Уже с середины XVII в., в связи с постепенной утратой городом своего оборонного значения, основным фактором его развития становится экономический; определяется роль Белева как посредника в торговых связях района Верхней Оки с Москвой. Так, мытная книга г.Коломны зафиксировала в 1651-52 навигационном году движение судов по Оке и вверх по Москве-реке посадских людей из Белева, которые везли товары на продажу в Москву (4 прохода на 4 стругах).

Интересное наблюдение сделал в 1654г. сирийский путешественник Павел Алеппский, сопровождавший антиохийского патриарха Макария в его поездке в Москву. Павел Алеппский записал в своем дневнике: "сделав ... всего сорок верст (от Болхова - И.Н.) ... мы прибыли вечером в большой город, с сильной крепостью, по имени Белев. Под городом течет огромная река, называемая Ока; на ней большие суда, обитые древесной корой; на этих судах возят припасы в Москву, ибо река туда имеет течение".

Наряду с судоходной рекой в немалой степени способствовало торговле открытие в Белеве в 1672г. почтовой конторы для сообщения Москвы с Малороссией, а в конце XVIII в. - прохождение через Белев "главного почтового тракта" из Калуги в Орел и "побочного" - из Тулы. В XVIII в. Белев постепенно выдвигается на роль одного из крупных центров бассейна Верхней Оки с обширным географическим районом связей, которые выходят за пределы верхнеокского рынка и распространяются на южнорусские губернии, Поволжье, Украину, порты Балтики (Ригу, Петербург), а к середине XIX в. перерастают уже и европейские границы и простираются до Бухары, Хивы, и далекой Кяхты (на российско-китайской границе).

Товарные потоки шли транзитом через Белев по трем главным направлениям: в Санкт-Петербург, а оттуда в Ригу; в Москву; в Нижний Новгород. Самое большое количество товаров отправлялось в Петербург, откуда часть их шла за границу. Насколько велик был товарооборот белевского купечества в торговле с Петербургом, видно из следующего факта: городское общество, при ходатайстве о проведении с Орла на Белев телеграфа, в приговоре 5 мая 1867г. объясняло, что белевские торговцы отправляют в столицу до 700 тысяч пудов пеньки, до 8500 бочек украинского сала, до 3000 бочек растительного масла, до 20 тысяч четвертей льняного семени, до 25 тысяч четвертей ржаного хлеба. Все вышеуказанные товары закупались в Орловской, Воронежской, Курской, Калужской, Черниговской губерниях и доставлялись гужевым транспортом по зимнему пути к Гжатской и Зубцовской пристаням на Верхней Волге. Затем весной, с началом навигации, они сплавлялись по Вышневолоцкой системе каналов к Петербургскому порту. Недалеко от Невы, где хранились завезенные товары, белевские купцы построили склады, а для рабочих и приказчиков - жилые дома. Место, где располагались склады, получило впоследствии название "Белевское поле", а где были воздвигнуты дома - "Белевекий переулок". В Петербурге привезенные товары продавались оптом или петербургским купцам, или иностранным купцам на экспорт.

Товарные потоки на московском и нижегородском направлениях шли непосредственно через Белевскую речную пристань, расцвет которой приходится на 30-50-е годы XIX в. В эти годы Белевская пристань имела главное торговое значение для Тульской губернии по сравнению с другими пристанями, расположенными на Оке - Алексинской и Каширской. Дело в том, что через эти две пристани шел главным образом лес и лесоматериалы, а белевская пристань по своей близости к южным губерниям, принимала на себя главную массу сельскохозяйственной продукции и сырья из этих губерний и служила основной перевалочной базой с сухопутного транспорта на водный.

Вся жизнь населения города и его окрестностей была связана с Окой. Рядовым горожанам и пришедшим в город в поисках работы крестьянам она давала сравнительно небольшой, но надежный заработок (например, в навигацию 1838г. сходочному рабочему, нанятому до Москвы, платили от 21 до 25 рублей, а до Нижнего Новгорода - 40 рублей), купечеству - сотни тысяч прибыли от торговли. Приток рабочей силы на Белевскую пристань был очень велик, особенно весной, как только начиналась навигация. Основная отправка судов с товарами шла в первые же дни выступления Оки из берегов, поэтому купцы старались наперебой захватить воду в момент ее наивысшего разлива, чтобы отправить как можно больше грузов. В эти горячие дни шел найм рабочей силы на суда в качестве лоцманов, коноводов, водоливов, коренных, сходочных рабочих.

В период расцвета Белевской пристани с ее причалов в навигацию грузилось и отправлялось в Москву и Нижний Новгород ежегодно от 50 до 60 судов различного типа (стругов, барок, полубарок, барж), а также более 10 плотов. Так, в навигацию 1838г. с пристани было вывезено всех товаров на сумму 749367 рублей, привезено - на 277252 рубля. Таким образом, привоз товаров к их отпуску составлял менее половины всего товарооборота. Товарооборот пристани в 40-50-х годах XIX в. характеризовался следующими показателями. В Москву отправлялось ежегодно конопляного масла на судах в течение всей навигации и на подводах в остальное время - от 50 до 100 тыс. пудов, на сумму от 150 до 200 тыс. рублей серебром. (Только Орлу уступал Белев в обширной торговле этим товаром). Ржи, круп и прочего хлеба (собственно на судах) - до 250 тыс. пудов, на сумму от 60 до 100 тыс. рублей серебром. В Нижний Новгород отправлялось канатов для судов до 10 тыс. пудов, на сумму 25 тыс. рублей серебром, мелкой бечевы, пакли и прочего на 15 тыс. рублей серебром. Из Нижнего Новгорода привозили на обратных судах ежегодно соли до 120 тыс. пудов, на сумму 75 тыс. рублей серебром, железный товар на 50 тыс. рублей серебром, а также алебастр, смолу, деготь. Судоходство вверх и вниз от Белева продолжалось с разлива реки почти до ее замерзания, т.е. с середины апреля до середины ноября. Суда водились, в основном, бурлаками, а также конной тягой, для чего по обеим сторонам реки были устроены бечевники до 5 саженей шириной.

Значительную долю в оптовой торговле Белева составляла перепродажа крупного рогатого скота и рыбы. Рогатый скот закупался на ярмарках Екатеринославской, Полтавской и Харьковской губерний в количестве до 7000 голов. Большую часть его (до 4500 голов) убивали в Белеве на солонину, которую, кроме местной продажи, отправляли в Москву и Петербург (в количестве до 20000 пудов). Другую часть скота (до 2500 голов) после закупки откармливали на лугах, и потом гуртом пригоняли в Москву и Петербург, где его продавали. Соленая рыба закупалась (в количестве 23000 пудов) в Саратове, Урюпинской станице (ныне г.Урюпинск), Ростове-на-Дону, на Нижегородской и Коренной ярмарках, а свежая (до 2000 пудов) - на Харьковской Крещенской ярмарке и в станице Михайловской.

В период расцвета белевской оптовой торговли большую роль играли белевские ярмарки, считавшиеся крупнейшими в Тульской губернии. Автор одного из экономико-географических описаний Белева середины XIX в. отмечал: "...на Успенской ярмарке (с 28-го августа по 10-е сентября) бывают на привозе большей частью красные товары (хотя постоянно торгуют ими в 60-ти городских лавках), также галантерейные, серебряные и золотые вещи, чай и сахар, сукна и шали, меха и посуда, хлеб и разные съестные припасы - всего почти на миллион рублей. Постепенно увеличивающийся съезд иногородних купцов и окрестных помещиков придает довольно значительную деятельность оборотам ярмарки...". Кроме Успенской ярмарки, собиравшейся ежегодно на Соборной площади (ныне Пролетарская пл.), на двух других городских площадях. Нижней и Верхней (ныне пл.Революции и пл.Октября), по четвергам и пятницам проходили еженедельные торги. Эти торги особенно многолюдными становились зимой, когда начинался привоз из сел Белевского и соседних с ним уездов сельскохозяйственной продукции, скупаемой для отправления ее на продажу в другие города с открытием навигации.

Торговое процветание Белева отразилось и на его благоустройстве. Первая половина XIX в. - время интенсивного каменного строительства: количество каменных купеческих и мещанских домов за полвека возросло в два раза - с 64-х в 1801г. до 126-ти в 1852г., каменными были все 13 приходских церквей (построенных попечительством белевских купцов-оптовиков) и 2 монастыря. Наряду с обязательными административными учреждениями (присутственными местами, городской думой) в 1860-х годах в городе имелись: больница, вдовий дом, богадельня, два училища, театр, первая в губернии уездная публичная библиотека имени В.А.Жуковского; среди торговых сооружений насчитывалось 245 лавок и 27 магазинов. Велись работы по благоустройству улиц города; все главные улицы, две торговые площади и некоторые из переулков были вымощены камнем, устанавливались масляные фонари. В 1866 г. началось сооружение городского водопровода. Однако, численность населения Белева за первую половину XIX в. увеличилось незначительно: в 1801г. в городе и прилегающих к нему слободах проживало 6732 человек, а в 1861г. - 8313 человек. Сравнительно низкий прирост населения объяснялся главным образом тем, что многие белевцы, занимаясь маркитантским промыслом, постоянно жили вне своего города, крайне редко его посещая, либо не посещая совсем. Некоторые, разорившись, вообще не возвращались к своим семьям. Большой урон городу нанесла в 1848 г. эпидемия холеры, унесшая из жизни множество горожан.

Во второй половине XIX в. значение Белева как крупного торгового центра Верхней Оки постепенно падает. Вследствие обмеления Оки неуклонно сокращается количество судов, доставленных на Белевскую пристань и отправляемых с нее. С развитием парового флота упал спрос на пеньку и пеньковые канаты. Однако главный удар по белевской оптовой торговле нанесло строительство железных дорог: Московско-Курской (1864-1868 гг.) и Орловско-Рижской (1868 - 1871 гг.). Это привело к тому, что основные сельскохозяйственные грузы стали доставляться в столицы не водным и гужевым, а железнодорожным транспортом. Белев до начала XX в. оставался в стороне от железных дорог. И хотя тариф по перевозке грузов железной дорогой был значительно выше тарифа перевозки водным путем, но грузы по железной дороге доставлялись значительно быстрее. Это в свою очередь увеличивало оборачиваемость капитала, что с лихвой перекрывало разницу в тарифах. Посредническая торговля Белева со столицами резко сократилась, да и число купеческих капиталов за 30 лет уменьшилось более чем на половину: в 1855г. - 161, в 1886г. - 70. Вспоминая с ностальгией прежние времена торгового процветания города, белевский краевед П.М.Мартынов в 1887г. писал: "бывшую оптовую торговлю Белева теперь можно называть не более как "преданьем старины глубокой"... На долю города остается, стало быть, одна местная торговля...".

Так, когда-то кипучая жизнь Белева - крупного перевалочного пункта и большого рынка, сменилась тихими буднями небольшого провинциального города.

И.И.Некрасов

 

Предыдущая страница
Вверх
Следущая страница
Hosted by uCoz